Некоторое время назад либеральная российская пресса с увлечением живописала  невероятные метаморфозы в политической системе Грузии, отмечая и скоропостижный крах всякой коррупции,  и чистки в рядах полиции, имевшие результатом повальную ее неподкупность и честность, и много еще чего удивительного. Со всем этим, вероятно, не согласился бы режиссер Арчил Кавтарадзе, в своей картине под бодрым названием «Беспредел» (оригинальное название — Koma) явивший не столь жизнерадостный портрет cвоей противоречивой родины и вызвавший по этой причине сильное неудовольствие  властей. 

Достаточно секундной оплошности (главный герой не справился с управлением и сбил переходившую тротуар пару), чтобы из привычного шумного, суетливого, солнечного дня переместиться в безнадежную мрачную ночь современной грузинской пенитенциарной системы. Без всякой надежды когда-нибудь из нее выбраться. Пока адвокаты гадают, как скажется состояние пострадавших (один из них в коме) на приговоре подсудимому, тот проходит все круги тюремного ада: унижениям, избиениям, глумлениям со стороны чрезвычайно изобретательной на этот счет охраны, кажется, нет конца, и коррумпированная политическая система служит этому беспределу надежным прикрытием и гарантом. Единственный выход, который  может предложить автор своему герою, — это психушка, в которой, как намекает создатель, мы все в той или иной степени и так находимся. Себе же режиссер оставляет еще одну возможность эскейпизма — время от времени от безысходности, а иногда и в тщетной попытке противопоставить ей хоть какую-то альтернативу он обращается к анимации, чья техника явно отсылает зрителя к «Вальсу с Баширом» Ари Фольмана — еще одному фильму с сильной автобиографической ноткой, основанному на реальных ужасных событиях.

Герои картины Фольмана, солдаты израильско-ливанской войны, расстреливавшие мирных палестинцев в лагерях беженцев, пытались стереть из памяти страшные события, участниками которых им не повезло стать. Грузинский режиссер Арчил Кавтарадзе, находясь на стороне пострадавших, кажется, напротив, хочет получше сохранить память об испытанных унижениях, сделать их широким достоянием общественности. Давно известно, что кино может быть отличным психотерапевтическим средством. Но успокоительный эффект от грузинского «Беспредела», пожалуй, все же не стоит переоценивать.