Лия Ахеджакова отмечает сегодня 75-летний юбилей. Секретарша Верочка из «Служебного романа», мать-одиночка Малаева из «Гаража», бездомная художница Фима из «Небес обетованных», женщина с часами из «Двадцати дней без войны», «пожилая японка с судьбой» из «Изображая жертву» — ее героини обычно персонажи второстепенные или даже эпизодические, но всегда с первых же кадров они завоевывают любовь зрителей.

Сама Лия Меджидовна — рязановская актриса, а значит популярная — свою творческую карьеру считает неудачной. «Я очень неуспешный человек. Потому что какой-то маленький человеческий или творческий успех у меня чаще всего чередуется с годами невостребованности. Я вам скажу, что такое успех. Это востребованность. А у меня годами все как раз наоборот», — признается она.

Известность к Ахеджаковой пришла только к сорока годам. Совсем не кинематографическая внешность — рост всего метр пятьдесят и «мультяшный» голос — сыграла с ней горькую шутку: режиссеры видели ее только в амплуа травести. После ГИТИСа талантливая девочка из театральной семьи (ее отец был главным режиссером Майкопского драматического театра, а мать — ведущей актрисой в нем) попала в Московский театр юного зрителя и проработала там 16 лет, играя лишь птичек и зайчиков, а в особенно плохие годы — даже куриные ноги дома Бабы-Яги. Эти молодые годы Ахеджакова называет упущенными.

Бросить профессию не дал характер, который, по словам Ахеджаковой, нужен актеру в первую очередь. «Талант, способности, желание — это понятно. Но характер — прежде всего, а затем уже случай, внешние данные и конечно, удача. Кому-то она сопутствует с двадцати лет — и всю жизнь, а другому не повстречалась. И вроде интересный человек, талантливая актриса, ни на кого не похожая, а вот не случилось: не вращалась в нужной среде, не встретила своего режиссера, не попала в тему, которая позволила бы раскрыться, проявить себя», — говорит она.

Удачей для Ахеджаковой стал звонок от Эльдара Рязанова, который предложил неизвестной актрисе сняться в маленькой роли подруги главной героини в «Иронии судьбы, или С легким паром!». Прочитав свои несколько реплик в сценарии, Лия Меджидовна поехала на встречу с режиссером только для того, чтобы отказаться от роли, «которую могла бы сыграть и статистка». Но Рязанов уговорил, сказав, что лучше сняться у хорошего режиссера в крошечной роли, чем в главной у какого-нибудь. Так началось многолетнее сотрудничество Ахеджаковой с мастером советской комедии, у которого она сыграла в семи фильмах. Уже позже в книге «Неподведенные итоги» Рязанов признавал, что поначалу проявил себя в отношении актрисы не лучше других режиссеров, не заметив за образом клоунессы настоящего таланта. «Она сыграла подружку героини — роль практически не выписанную — так, что о персонаже Ахеджаковой можно написать целое исследование. За этой маленькой чернявой «училкой» вставал образ восторженной идеалистки, беззаветно преданной школе, отдающей всю свою жизнь делу воспитания детей».

Отказываясь тогда от незначительной, по ее мнению, роли, которая оказалась судьбоносной, Ахеджакова проявила скорее не актерскую гордость, а серьезное отношение к работе. В ее случае эпизоды, к сожалению, единственная возможность проявить свой талант на экране. «Эпизоды бывают разные. Если это роль в фильме Алексея Германа «20 дней без войны» или Зина-татарка в «Крутом маршруте», то я рада таким ролям. Но если предлагают играть эпизод, чтобы где-то лишь мелькнуть на афише, я категорически отказываюсь. Называйте это амбициозностью или еще чем-то, но играть такие роли — только время терять», — считает актриса. Героиня Ахеджаковой появляется в фильме «Двадцать дней без войны» всего на две минуты, но маленькая, испуганная женщина, отчаянно не желающая понимать и принимать очевидное — что значат присланные мужем с фронта именные час, оказывается не менее важным персонажем, чем главные герои.

Работа у Эльдара Александровича изменила и театральную карьеру Ахеджаковой — ее взяли в «Современник», на сцене которого она уже смогла проявить себя как драматическая актриса. А в кино Рязанов припас актрисе новую комедийную роль в своем следующем фильме — и какую! — «законодательницы мод» секретарши Верочки в «Служебном романе», которая в пьесе предполагалась девушкой модельной внешности, мечтающей повыгоднее выскочить замуж. Кажущаяся в начале не слишком привлекательной героиня в исполнении Ахеджаковой стала любимицей миллионов. «Когда урок Калугиной — как надо завлекать мужчин, нравиться им, какую походку следует выбрать, как одеваться — дает Лия Ахеджакова, это в сто раз богаче, интереснее, сложнее и смешнее…», — отмечает Рязанов в «Неподведенных итогах».

В сатирической комедии «Гараж» роль скромной матери-одиночки Елены Малаевой, которая единственная встает на защиту «крайних» и произносит ключевую фразу «Человека нужно защищать от человека», написали специально для Ахеджаковой. По словам Рязанова, она единственная могла сыграть трагикомическую героиню, которая несла в себе «бациллу совести». «Главное в этой актрисе — удивительное растворение ее человеческой сущности в ролях, которые она играет. Ахеджакова в жизни — человек деликатный, искренний, застенчивый, одухотворенный, скромный и вместе с тем принципиальный и непримиримый к несправедливости и злу. И вот эти личные качества наполняют каждую ее актерскую работу», — считает режиссер.

Бескомпромиссную гражданскую позицию актрисы отмечает и коллега по фильму «Гараж» и ее близкий друг Валентин Гафт: «Лия Меджидовна — человек нелегкий, с непростым характером, но с большим талантом. Она настоящий лидер. И, несмотря на свой малый рост, превращается в великана, когда начинает говорить и что-то отстаивать. Лия — очень отважный и смелый человек». Сама же Ахеджакова, которая не боится обозначать свою позицию относительно политических решений и общественных событий, происходящих в стране, говорит так: «Я не могу сказать, что я такой уж бесстрашный человек, я трусиха. Но есть вопросы, по которым обязательно надо высказаться».

Своей любимой героиней у Рязанова Ахеджакова называет бездомную Фиму в трагикомедии «Небеса обетованные», которая принесла ей награду премии «Ника». «Одетая, как и прочие, в жалостливые театральные лохмотья, Лия Ахеджакова — единственная из рязановских актеров в этом фильме — не проливает крокодиловы слезы над незавидной участью своей героини, но играет инфантильное существо, плоть от плоти советской жизни», — писала об игре актрисы главный редактор журнала «Сеанс» Любовь Аркус.

Из последних работ в кино самая запоминающаяся — пьяная «японка с судьбой» в фильме Кирилла Серебренникова «Изображая жертву». Эта роль бывшей актрисы ТЮЗа, которая вынуждена развлекать посетителей в ресторане, по словам Ахеджаковой, очень ей близка — ведь судьба актрисы могла бы сложиться похожим образом при других обстоятельствах. За эту работу Лия Меджидовна получила вторую в своей жизни «Нику». «С ней работать и трудно, и легко. Потому что это такая магма и такая энергия, которая брызжет во все стороны. С одной стороны, ее надо как-то структурировать, с другой — отдача гигантская. Все деньги Ахеджаковой — в банке под названием искусство. Она вся в работе, ничего, кроме работы, у нее нет», — рассказывает Серебренников.

Сегодня же актрису чаще можно увидеть в театре, нежели на экране. Ахеджакова с годами стала еще требовательнее и к себе, и к режиссерам, поэтому работает только с теми, которым полностью доверяет: у Андрея Могучего она играет в спектакле «Circo Ambulante», у Дмитрия Крымова — в «Как вам это понравится, или Сон в летнюю ночь».

«…У меня так мало времени осталось, что убивать свою жизнь на то, что я много раз уже сыграла, чего мне уже не надо… Я не хочу мелькать. Сил мало. Поэтому я очень серьезно отбираю, за что взяться, и уж на это готова положить все».