Эквилибрист Анатолий Залевский, звезда канадского Cirque du Soleil и основатель акробатического театра Rizoma, в интервью Оксане Мамченковой в № 27 журнала Корреспондент от 12 июля 2013 года — об условности границ в искусстве и взаимосвязи эзотерики и цирка.

История уроженца Бердичева Анатолия Залевского — редкий для циркового мира случай, когда имя артиста превратилось в узнаваемый международный бренд. Пример украинского эквилибриста уникален еще и потому, что, добиваясь высот за рубежом, он не разрывал связей с Украиной.

Сегодня Залевский — акробат мирового масштаба, успевший несколько раз объехать Европу с сольными выступлениями и поработать в крупнейшей цирковой компании мира Cirque du Soleil, — в очередной раз возвращается в Украину, чтобы представить здесь новое шоу.

Собственный стиль, объединивший силу и утонченную пластику, артист придумал около 15 лет назад. Тогда новаторство принесло ему наивысшие награды главных международных цирковых фестивалей в Париже и Монте-Карло.

Собственный стиль, объединивший силу и утонченную пластику, артист придумал около 15 лет назад. Тогда новаторство принесло ему наивысшие награды главных международных цирковых фестивалей в Париже и Монте-Карло. За признанием профессионалов пришла и любовь публики. Залевский гастролировал по Германии, Швейцарии и Франции, участвовал в постановках церемонии вручения премии Оскар и даже удостоился личного приглашения на бал от королевы Великобритании.

При этом эквилибрист регулярно бывает в Украине, в том числе и на своей малой родине — в Бердичеве, где он основал собственный пластический театр Rizoma, а затем и одноименную детскую студию.

В начале июля Залевский представил киевской публике премьеру новой постановки Time. С этим шоу, где соединены клоунада и высококлассные акробатические номера, выходец из Бердичева собирается объехать несколько городов Украины, а потом и мира.

Корреспондент встретился с артистом в киевском Театре русской  драмы, сцену которого тот на два вечера превратил в цирковую арену. В ходе беседы Залевский был спокоен и немногословен и походил скорее на духовного наставника, чем на артиста цирка.

— Мне всегда казалось, что при помощи тела артисты выражают эмоции и рассказывают истории. В ваших же шоу есть еще и философская составляющая. Как вам пришло в голову объединить эквилибристику и философию?

— Это то, что каждый человек переживает внутри. Точно так же и любой актер пытается выразить на сцене то, что переживает. Поэтому подошел момент в жизни, когда захотелось показать нечто большее чем трюк.

— Ризома — довольно сложное философское понятие [в современной философии оно означает неиерархическую систему, не имеющую начала и конца]. Что в него вкладываете лично вы?

— Я на самом деле не рассматриваю само слово “ризома” как какое-то философское понятие, это просто имя моего театра, имя моего коллектива, имя моего прошлого, это мой дом, моя жизнь. С самим словом я не ассоциирую какую-то специальную философию. Это случайное название, которое подвернулось под руку, и не больше.

Дмитрий Никоноров/Корреспондент

— О чем в таком случае ваш театр в целом и шоу Time в частности?

— Это синтез хореографии, цирка и театра, плюс внутренний мир, философия. Это синтез всех факторов. Каждый человек в жизни должен заново родиться. Мы рождаемся на физическом уровне и точно так же человек обязан родиться на духовном уровне. [Новое шоу] — это небольшая история о том, как, для того чтобы родиться, человек должен остановить время. И наш спектакль как раз об этом: своим искусством мы пытаемся остановить время и погрузить [зрителя] в состояние любви и чистых эмоций.

— Вы, наверное, много книг о внутреннем развитии читали?

— Да, конечно, читал, и на сегодняшний день не останавливаюсь. В более молодом возрасте начинал с [индуистского мистика] Ошо, затем это перешло в эзотерическое направление [российского философа и мистика Георгия] Гурджиева, потом китайская нумерология, каббала. То есть много-много всяких направлений, которые я изучал и которые потихоньку сделали меня таким, каков я есть.

— Многие из этих учений включают и физические практики. На ваше развитие как эквилибриста это тоже повлияло?

— Несомненно, все это ведет к одному — пониманию себя и своего тела.

— Ваш карьерный взлет произошел в конце 1990-х. Случись вам начинать карьеру сейчас, как думаете, было бы труднее или легче достичь таких вершин?

— Простых путей не бывает. Но со временем, когда человек меняется, познает себя, меняется отношение ко всему. Сейчас трудности, конечно, присутствуют, но отношение к ним уже другое. На сегодняшний день все более осознанно, больше ощущения радости и любви.

— Цирковое искусство, как и любое другое, постоянно трансформируется и развивается. Какие-то последние тренды можете обозначить?

Дмитрий Никоноров/Корреспондент

 

— Не только артисты, но и все человечество движется от внешнего к внутреннему. Если раньше на сцене это был скорее трюк, то сейчас это больше внутренний мир, состояние артиста. Артист на сцене должен проявлять свой эмоциональный мир, артист — это человек, правильно ощущающий свою сущность, а сущность — это душа. Все в мире идет к моменту понимания себя, точно так же и цирк, и театр, и балет и все-все-все идет к этому.

— При наличии высококлассной школы украинский цирк далек от процветания. Что нужно сделать, чтобы он стал успешным и артисты перестали покидать родину в поиске самореализации?

— Это совершенно нормально, что люди уезжают и приезжают: артист должен ездить по миру, собирать какую-то информацию, привозить домой и делиться. Условия работы, которые предлагают сегодня артисту за рубежом, более квалифицированы и более качественны, поэтому и наблюдается динамика в сторону отъезда. Но в то же время все больше людей возвращаются обратно. Не вижу в этом вообще никакой проблемы. У искусства ведь нет границ, это мы делим его на украинское или канадское. Границы — это традиции, но есть артисты, которые несут что-то совершенное новое, не имеющее границ.

– Расскажите об основанной вами цирковой студии в Бердичеве. Не планируете делать такие школы-студии еще где-то? В Киеве, например, или в других регионах?

— У нас очень большие планы на Бердичев. И мы не планируем ограничиваться только цирком. Мы намерены создавать фестивали: эзотерические, танцевальные, театральные, привлекать художников, и пытаться это интегрировать в мировой контекст. Затем, возможно, будем делать и целую сеть. Планов у нас очень много.

***   

Этот материал опубликован в №27 журнала Корреспондент от 12 июля 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.    

Дмитрий Никоноров/КорреспондентДмитрий Никоноров/Корреспондент