18 июля в украинском прокате стартовала комедия Виктора Шамирова «Игра в правду», премьера которой состоялась в рамках внеконкурсной программы 4-го Одесского международного кинофестиваля. Как и все работы Шамирова, лента стала теплым, радужным пятном не только одесского смотра, но и всего современного российско-украинского кинематографа. 
 
«Игра в правду» – вольный римейк одноименной французской пьесы Филиппа Леллуша, драматическая комедия, разыгранная на четверых и замкнутая в пределах одной квартиры. По сюжету трое бывших однокурсников собираются «на хате» у Толика, чтобы под водочку и запеченную утку (точнее запеченную курицу, прикинувшуюся уткой) вспомнить молодость, перебрать старые фотографии, расстроиться и напиться. Марк (Дмитрий Марьянов) – бизнесмен с хорошо наеденным пузиком в рубашке «Дольче Габбана» и трусах «Кельвин Кляйн» — уже готовится звонить девочкам. Геннадий (Константин Юшкевич) – автодилер в белой рубашке и галстуке – то и дело отчитывается по телефону перед супругой. А Анатолий (Гоша Куценко) – спившийся физик в показательных резиновых шлепанцах – говорит друзьям, что приготовил сюрприз: к ним едет… нет, не ревизор, а красавица Майя (Ирина Апексимова), однокурсница, в которую все трое были влюблены двадцать лет тому назад…  

Как и «Упражнения в прекрасном» того же Шамирова, «Игра в правду» сперва была опробована театральным зрителем и только потом перенесена на экран. По словам создателей, от французской пьесы в сценарии не осталось ни слова, только остов. Текст же, написанный для трехчасового спектакля, был сокращен вдвое, дабы уместиться в полуторачасовой фильм. 
 
Идея римейка пьесы Леллуша, адаптированной под специфического постсоветского зрителя, возникла несколько лет назад. Но все как-то не клеилось с финансированием. За годы «простоя» Шамиров успел выпустить «Упражнения в прекрасном» и «Со мною вот что происходит». И только когда поддержку проекту оказала продюсерская компания Бекмамбетова, дело сдвинулось не с мертвой, но неважно себя чувствующей точки.
 
 
Виктор Шамиров, московский драматург родом из Ростова, дебютировал на большом экране курортной комедией «Дикари». Сейчас трудно поверить, что эту пошлую секс-историю о диком отдыхе в Крыму нескольких зрелых лысеющих мужчин сочинил и поставил Шамиров. Но даже в ней сквозь отчаянные попытки походить на «Американский пирог» местами прослеживались задатки человека, что называется, тонкой душевной организации (без сарказма), человека, переживающего кризис среднего возраста и остро ощущающего тоскливую постсоветскую действительность. 
 
После «Дикарей», рассчитанных на какой-никакой коммерческий успех, Шамиров снял кино для себя («Упражнения в прекрасном»), затем еще раз для себя («Со мною вот что происходит») и только потом выложил перед зрителем «Игру в правду» — органичный синтез первого, второго и третьего.
 
  
 
У фильмов Шамирова – три составляющие: диалоги, игра, атмосфера. Диалоги должны быть такими, чтобы разлететься на цитаты вплоть до запятой. Актерская игра должна быть такой, чтобы все поняли, что Гоша Куценко – это не «Антикиллер» и «Параграф 78», а глубочайший мастер трагикомедии. Атмосфера должна быть такой, чтобы стало тепло и уютно (и чуууточку грустно), как в любимых тапочках и любимом халате в любимом кресле у телевизора, по которому показывают слегка минорное, но очень старое и очень любимое кино.
 
 
В «Игре в правду», как и в двух предыдущих картинах, на отлично срабатывают все пункты. Дворик и квартира Анатолия – словно привет из детства, в котором папа в байковых спортивных штанах и клетчатой рубашке сидит на табурете в жаркой задымленной кухне, на плите шкварчит обед в алюминиевой кастрюле, а мама со связкой деревянных прищепок на шее развешивает белье и болтает с соседкой. Игра Куценко, Юшкевича и Марьянова настолько на одной волне, что в попытках определить, кто же ярче и искреннее, растекаешься, как сироп, и просто кайфуешь: от реплик, голосов, интонаций, взглядов. Диалоги – отдельная песня:
 
— А жена где?
— Жена от меня ушла.
— Куда ушла?
— Ну надо было ей куда-то пойти!
 
Фрагмент поучительного полилога о технике поцелуя: 
Открываю глаза – а там гланды!
 
Из той же оперы:
— Было что-то?
— Мы целовались…
— Губами??
 
 
Из той же оперы, но более житейской:
— Я тут нежную порнушку записал, дать?
— Мой оргазм основан на реальных событиях.
 
Из той же оперы, но более фэшн:
— Рубашка – «Дольче Габбана». Трусы – «Кельвин Кляйн».
— Хорошие. А мужских не было?
 
 
Из другой оперы, но тоже хорошей:
Несется на меня здоровенный «кавказец», и девушка кричит: «Не бойтесь, она не кусается!». Конечно, не кусается, она сразу сжирает…
 
Пожалуй, единственный минус фильма (а он таки есть) – Ирина Апексимова. Чересчур вычурная и драматичная, она с трудом вписывается не только в мужскую компанию, но и в формат истории в целом. Куда адекватнее Ирина смотрелась в «Глотке любви»:
 
— Не в этой стране, не в это время и не с нами, Марта.
 
 
Смотрите все! Цените лучшее!