На Одесском кинофестивале состоялась едва ли не самая массовая презентация украинского кино в истории независимости: десять полнометражных фильмов.

Четыре из них — «Креденс», «Delirium», «Не хочу умирать», «Параджанов» — участвовали в конкурсной программе, а последний получил награду.

По мнению кинокритиков, это — хороший момент для перехода от количества к качеству.

Общий художественный и технический уровень украинских лент кинокритики признают довольно низким.

В этом году в адрес организаторов поступило около 200 заявок на участие в национальном конкурсе, подавляющее большинство этих фильмов — короткометражки.

В различных программах четвертого кинофорума в Одессе было и десять полнометражных фильмов, созданных в Украине.

В конкурсе принимали участие четыре ленты — «Креденс», «Delirium», «Не хочу умирать», «Параджанов».

Например, два представителя программы «Одесские кинематографисты представляют» — «Волшебные истории: Эликсир доброты» и «Садом» — это любительские постановки, которые демонстрировали в наименее популярной локации фестиваля.

Еще одна одесская работа — конкурсный фильм «Не хочу умирать» документалиста Алисы Павловской — о жизни одесского андеграунда. Эта лента скорее «для своих», чем для массового зрителя, и ее критики называли одной из самых слабых на фестивале.

Другая «географическая» группа украинского кино имеет отношение к западному региону Украины — сразу пять картин связаны со Львовом или Карпатами.

Например, «Табор» Александра Балагуры является своеобразным продолжением одной из первых его картин об общине цыган в Закарпатье и демонстрирует фрагменты неизвестной для украинцев Украины.

Жизнь соотечественников и их проблемы изобразил и Валентин Васянович, чей второй полнометражный фильм «Креденс» стал фаворитом зрителей фестиваля и получил специальный приз от международной организации кинопрессы.

По сюжету, драма виолончелиста Львовской оперы Ореста и его семьи разворачивается в зимнем Львове накануне Рождества. В ней есть место юмору, семейным распрям, сексу и конфликту поколений, что делает ленту типичным кино для зрителя.

О новой тенденции национального кино побудили заговорить две жанровые картины, представленные братьями Алешечкиными и создателем противоречивого фильма «Штольня» Любомиром Левицким (Кобыльчуком).

«Ломбард» последнего — это попытка дать украинский ответ британской криминальной комедии. В работе режиссера прослеживается стилистика первых фильмов Гая Ричи и продолжение попыток переносить чужой материал на украинские реалии.

А вот проект «Синевир», по словам кинокритика Антона Филатова, можно считать первым полноценным отечественным 3D-фильмом. Авторы ленты, говорит он, не только копируют голливудские молодежные хорроры, но и пытаются придать работе местный колорит.

Мода оглядываться на Запад вряд ли много даст для развития собственно национального кино, считает британский кинокритик и журналист Йен Смит.

«Меня удивляет, что в Украине не хотят делать собственный мейнстрим. Важным и нужным является кино различной тематики. Вашим кинематографистам надо искать собственное видение. Зачем создавать бледные копии Голливуда? Темы новых фильмов — в окружающем мире. Надо найти свой способ, а затем развивать его», — считает эксперт.

Иной была реакция на фильм хорошо известной кинематографистка родом из Одессы — Киры Муратовой. Название ее нового фильма «Вечное возвращение» отсылает к творчеству Фридриха Ницше. По замыслу режиссера, актеры разыгрывают одинаковые сцены в различных вариациях и стилистике.

Ранее фильм был представлен на Римском фестивале, также он получил в России премию «Ника» за лучший фильм СНГ и Балтии.

Критики отмечают, что Киру Муратову трудно рассматривать в контексте современного украинского кино, поскольку как мастер она сформировалась еще в советские времена и продолжает снимать типичное для себя кино.

Едва ли не самый большой раскол по линии зрители-критики вызвала новая картина художника и режиссера Игоря Подольчака «Delirium».

Бессюжетный фильм о таинственном доме, в котором все медленно сходят с ума, смогли досмотреть далеко не все пришедшие на показ. Критики же, наоборот, остались в восторге от операторской работы и созданного режиссером мира.

По их мнению, фильм, снятый в сотрудничестве с Чехией и частично на деньги гранта Роттердамского фестиваля, доказывает, что украинцы способны создавать что-то действительно оригинальное и самобытное.

Но самым громким событием украинской части ОМКФ считают проект «Параджанов», созданный в сотрудничестве с Францией, Арменией и Грузией.

По словам авторов, они хотели подать фигуру Сергея Параджанова доступно для молодой аудитории. И именно поэтому в фильме так активно используют клиповую стилистику, стоп-кадры, а реалии советского Киева 1960-х переданы неправдоподобно.

Знатоки творчества Сергея Параджанова остались недовольны тем, как в фильме трактуют личность режиссера и особенности его творческого процесса.

Хотя в целом публика одобрительно восприняла фильм, получивший третье место в народном голосовании в международной программе, а также главный приз жюри в национальной программе. Теперь фильм ожидает прокат в четырех странах, причастных к его созданию.

Как заявил на лекции для молодых кинокритиков член жюри ФИПРЕССИ Гуннар Бергдал, из десяти снятых фильмов в мире семь являются плохими, два нормальными и только один — хорошим.

На Одесском кинофестивале украинское кино постоянно вызывало ажиотаж у публики. Например, во время показа «Синевир» в зрительном зале не хватило мест, и публика сидела даже в проходах. Это — хороший знак, считают отечественные кинематографисты: зритель, по их мнению, давно готов к своему кино.

Однако фестиваль не открыл новых имен — большинство фильмов были сделаны уже не дебютантами, что, по мнению председателя союза кинематографистов Украины Сергея Трымбача, можно объяснить спецификой кинопроцесса.

«В коротком метре молодой режиссер свободен от обязательств перед инвестором и зрителем. Но когда он начинает делать полный метр, хочется, чтобы у фильма появилась аудитория», — считает он.

Он убежден, что Украине необходимо делать как можно больше качественного жанрового кино, а не «социальной чернухи».

«Плохо не то, что социальное кино акцентировано на теневых вещах, плохо, когда только такое и будут снимать», — пояснил он.