Вы часто встречали настоящего слушателя? Быть услышанным – это уникальный опыт. Когда собеседник внимает каждому слову, улавливает оттенки вашей речи и всем своим видом дает понять, что ему интересна любая деталь.

Настоящий слушатель не навязывает вам свои решения, но задает непростые вопросы, которые позволяют переосмыслить происходящее. Он верит, что вы обладаете всем необходимым для того, чтобы справиться с ситуацией.

Я разговариваю со своим коучем и чувствую, что он слышит и понимает. Мои страхи уходят, потому что я ощущаю, как расту, как начинаю осознавать, зачем и почему работаю. Я все тверже верю, что каждое событие несет в себе возможность, и знаю, что не могу проиграть. У меня есть цель, и я жду изменений.

Моя цель – стать эффективным лидером и помогать другим. От меня требуется честность, осознанность и преданность процессу, от коуча – умение слушать, извлекать мой потенциал и спровоцировать меня на нужные изменения.

Я студент программы управленческого коучинга Колумбийского университета. Пью утренний кофе в нью-йоркской гостинице, чтобы проснуться и настроиться на интенсивную неделю учебы. Позади шесть месяцев поиска программы, подачи документов, бесконечных сочинений и предложения от трех лучших вузов моего списка. Еще кофе, пожалуйста! Знакомлюсь с биографией преподавателей Ivy League – один лучше другого.

Коуч приветствует меня по-русски, произнося без акцента скороговоркой: «Привет, меня зовут Дэвид. Как дела? Хорошо? Я шпион». Я безудержно смеюсь. Его реплику подхватывает профессор Анна Пауэр и, протягивая мне бутылку воды, произносит: «За здоровье!». За плечами у Анны 25 лет работы в сфере коучинга, в том числе в России, и она знает, что о шпионах с нами лучше не говорить без пол-литра. Какое приятное начало!

Сессия начинается в восемь утра, атмосфера творческая и деловая одновременно. Студенты – руководители со стажем, американцы, европейцы, азиаты. Я единственная, кто приехал из СНГ. 3а круглыми столами по шесть человек, всего нас около 50. Мы знакомимся с программой на неделю и переходим к изучению результатов психометрических тестов, заполненных нами при поступлении. Я сравниваю свои с результатами коллег и преподавателей и с удивлением понимаю, что мы похожи. Сразу отпадает вопрос «мое ли это?». Нас отбирали профессионалы.

Профиль коуча Колумбийского университета можно охарактеризовать так: сопереживающий управленец международного уровня. Созидатель, желающий трансформировать себя и помогать другим.

День заканчивается в кругу единомышленников, мы спускаемся в бар и продолжаем беседу за бокалом вина.

Дэвид спрашивает меня, почему я решила изучать управленческий коучинг. Объясняю, что занимаюсь этим ремеслом много лет, но раньше не имела возможности получить соответствующее образование.

— А на самом деле? – уточняет он.

— А на самом деле я хочу помогать другим.

— В чем?

— Учиться доверять себе, жить в гармонии, быть эффективными.

— Доверять себе? А что ты вкладываешь в это понятие? Подумай об этом, и мы вернемся к обсуждению завтра.

Еще одна бессонная ночь – не могу перестроиться на новое время. В голове крутится последняя фраза. Неужели Дэвид думает, что я не доверяю себе? Чувствуя себя разбитой и подавленной, я подхожу к лекционному корпусу на встречу с Даниэлем, соседом по столу, руководителем крупного рекрутингового агентства из Аргентины. В руках моего товарища две чашки кофе, аспирин и шоколад. Он тоже всю ночь не спал. Аспирин и дружественное общение берут верх над головной болью, и мы отправляемся в аудиторию – познавать себя.

Свою коучинговую сессию я начала с признания: я боюсь начинать новый проект, потому что хронически горю на работе, мне незнакомо чувство гармонии, а значит я не доверяю себе и боюсь, что никому не смогу помочь.

После окончания МБА прошло 10 лет. Я работала на руководящих должностях в нескольких странах и индустриях. Многое достигнуто, но нет ощущения гармонии и нет радости.

Я так редко бываю наедине с собой, что звук собственного внутреннего голоса пугает меня. Раздражение, апатия, недоверие, беспомощность, работа по 12–16 часов в день. Всем от меня что-то нужно, ящик забит успокоительным. Цель только одна – выспаться…

Имею ли я право, находясь в таком состоянии, занимать лидерскую позицию? Как скоро мои подчиненные почувствуют, что босс сдает? Как это отразится на компании? А, кстати, кому в компании интересно, что происходит со мной?

Я закончила говорить, мне стало легче и одновременно сложнее. Я должна быстро разобраться со всем этим, чтобы двигаться дальше.

— Ты живешь в постоянном стрессе, не видишь смысла в жизни и тем не менее продолжаешь так жить, – вступает в разговор Дэвид. – Разреши узнать, почему тебе это выгодно?

— Выгодно?! – едва не задыхаюсь я.

…Я годами так живу, жалуюсь, и продолжаю. Значит, мне действительно выгодно так жить. Но почему? Что это? Желание казаться умнее и профессиональнее других, неумение правильно планировать свое время, боязнь перестать быть нужной?

Мой путь к себе был нелегким, как и путь всех студентов программы. Наши проблемы, как оказалось, идентичны, и наши психологические профайлы – тоже. Мы преодолевали сложности, выступая то в роли коуча, то в роли его клиента. Мы учились не судить, не консультировать, а слышать и поддерживать изменения.

Что я вынесла из этого опыта?

Лидерство – это не то, что мы делаем, это мы сами. Наши ценности, мотивы, желания, кругозор, интеллект, отношение к работе, людям, опыт и т. д. – все, что влияет на нашу профессиональную деятельность. Чтобы быть эффективным, необходимо воспринимать все, что вы делаете, через призму лидера. Для этого требуются две важные компетенции – осознанность и гибкость.

Осознанность подразумевает уверенность в себе, анализ собственных эмоций, осмысление их воздействия на собственное поведение и окружающий мир, понимание своих сильных и слабых сторон. Она развивается в течение всей жизни, и чем более осознано мы живем, тем больше понимаем, сколько еще неосознанного в нашей жизни требует внимания.

Гибкость, или готовность к изменениям, зависит от степени удовлетворенности ситуацией, привычек, ожиданий и личного отношения к риску, который эти изменения сопровождает.

Роль лидера в том, чтобы уметь осознанно меняться самому и помогать команде адаптироваться к быстроизменяющейся среде – несмотря на то что изменения почти всегда вызывают сопротивление.

Традиционно коучинг использовался исключительно в работе с руководителями высшего звена и восходящими звездами. По данным журнала Fast Company, 43% CEO и 71% топ-менеджеров из выборки, сформированной из числа 500 крупнейших компаний мира, постоянно работают с коучем, а результаты таких компаний улучшаются в среднем на 40%.

В наше время коучинг все чаще применяется для личного развития сотрудников на благо организации. Все просто: компании, сотрудники которых любят свою работу, ценят корпоративную культуру, объединены общей целью и не чувствуют себя обиженными, наиболее эффективны. Такие компании в Украине встречаются редко, но они есть, и как рекрутер, работающий с руководителями, отмечу: увести таких людей из компании сложно, даже за очень существенную прибавку к жалованию.

Использование коучинговых технологий – это уникальный инструмент общения на работе и дома. Это шанс быть услышанными, умение строить стабильные отношения, смотреть правде в глаза, разбираться в себе и окружающих, находить что-то новое, а главное – управлять жизнью на своих условиях. В контексте организации акцент смещается на развитие лидерского потенциала, а именно эмоционального интеллекта и эффективных коммуникаций.

Если вы испытываете дискомфорт на работе и дома и продолжаете жить по-старому, задумайтесь, почему вам это выгодно?