Премьера «Евгения Онегина» в постановке Михайловского театра с аншлагом прошла в Финляндии. Смелый спектакль Андрия Жолдака был неоднозначно принят в Петербурге. На Международном оперном фестивале в Савонлинне режиссер представил еще более эпатажную версию, но публике понравилось.

Михайловский театр под покровом темноты взял штурмом финский форт Олавинлинна.

Крепость святого Олафа, которую в XV веке построили шведы для защиты от Великого княжества Московского, русские осаждали за столетья не раз. Но в этом году неприступный замок готов сдаться без боя: петербургская труппа стала почетным гостем Оперного фестиваля в Савонлинне, который проводят в цитадели уже сто лет.

«У нас есть традиция – приглашать каждый год один высоко зарекомендовавший себя коллектив. У нас уже выступали Большой театр, Мариинский, Ковент-Гарден. Теперь мы пригласили Михайловский. Финские критики с недавних пор стали чаще ездить в Петербург и писать о его премьерах восторженные рецензии. Пора познакомить с ним и нашего зрителя», — объяснил свой выбор Ян Страдхольм, директор Международного оперного фестиваля в Савонлинне.

Михайловский привез «Бал-маскарад» Верди, который вот уже три года собирает полные залы, и «Евгения Онегина» Чайковского. Своей провокационной постановкой украинский режиссер Андрий Жолдак надеется основательно встряхнуть обычно сдержанных финнов.

«Вообще финны в связи с тем, что у них такое спокойствие жизни – озера, реки, тишина, красота, как я их называю, они ждут вдруг каких-то потрясений. Потому что в жизни их мало», — считает режиссер Андрий Жолдак.

Какая уж тут классика: вместо усадьбы XIX века стерильно белые стены, костюмы как из будущего и бородатый Черномор перекочевал из «Руслана и Людмилы» Глинки. То, что шло в Петербурге, в Савонлинне показывают на гигантском экране – прямо на крепостной стене. Эта видеозапись стала декорациями еще более радикальной версии оперы, которую режиссер сделал специально для фестиваля.

На сцене – уже не Онегин, Татьяна и Ленский. Артисты играют самих себя – театральную труппу, которая готовится исполнить «Евгения Онегина». В музыке при этом никаких купюр. Изменить мизансцены, кстати, пришлось еще и потому, что выступают во внутреннем дворе замка, под тентом. Здесь нет кулис и колосников.

В гримерные солистов можно попасть только на четвереньках через узенькое окно. Чтобы выйти на сцену, Евгений Онегин – в его партии солист Рижского оперного театра Янис Апейнис – тратит минут на пять больше, чем в Михайловском театре. Но это, говорит, единственное неудобство.

«Мне интуитивно кажется, что здесь хорошая аура, здесь и акустика очень хорошая, только немного холодновато бывает вечером», — говорит артист.

В крепости даже летом всего плюс 15 градусов. Но меломанов этим не остановишь. Две тысячи мест в зале – заняты. Большинство билетов на спектакль раскупили еще в декабре.