Но была в ее жизни таинственная сердечная история несбывшейся любви к Булату Окуджаве, которую «КП» решила вспомнить в день, когда Валентине Михайловне исполнилось бы 90  лет.

Однажды в конце сороковых Валечка Леонтьева, красивая высокая девушка с густой светлой косой ниже спины, гуляла в компании по Арбату, потом все гурьбой зашли к кому-то в гости. Там кто-то играл на гитаре, кто-то читал стихи, кто-то пел, кто-то пил вино. Но все думали о любви. Валентина познакомилась с двумя молодыми людьми. Один — красавец, второй не то чтобы очень, да и ниже Вали на полголовы, но со взглядом, какой запоминаешь на всю жизнь. Вале понравился первый, но провожать ее пошел второй — Булат… Потом он пел ей песни. Дальше судьба их развела. Он уехал в Ленинград, а Валентина — в Тамбов, в местный театр.

Позже Валентина начала работать на телевидении, вышла замуж… Но о том пареньке забыть не смогла, даже если б хотела — Булат Окуджава стал символом поколения. В своей книге «Объяснение в любви» Валентина Леонтьева вспоминает, как через сорок лет, в начале девяностых, позвонили ей с телевидения: «Валентина Михайловна, нам нужен на передачу Окуджава — позвоните ему, ведь вы были когда-то знакомы?» — «Как так — вдруг позвонить?! Мы столько лет не виделись! Он, наверное, давно уже забыл обо мне!» 

Но позвонила: «Булат…» «Кто это?» — раздраженно спросил Окуджава. «Вы только не вешайте трубку», — и прочитала стихотворение, написанное им для нее. Она его помнила наизусть: «Сердце свое как в заброшенном доме окно, Запер наглухо, вот уже нету близко… И пошел за тобой, потому что мне суждено, Мне суждено по свету тебя разыскивать. Годы идут, годы все же бредут, Верю, верю: если не в этот вечер, Тысяча лет пройдет — все равно найду, Где-нибудь, на какой-нибудь улице встречу…»

В шестидесятые годы тетя Валя вела программу «Спокойной ночи, малыши!» с другими героями — зайцем Тёпой и мальчиком Шустриком.
Фото: РИА Новости

— Так это ты?! Господи, я даже подумать не мог! Сколько же лет?

— Сорок, Булат, сорок…»

Через несколько дней Булат Шалвович пришел к ней на юбилейный вечер в ЦДРИ. Вместе с женой Ольгой. «Мы смот­рели друг на друга и почти плакали. Я страшно жалею теперь, что мы потеряли эти сорок лет, все могло бы быть иначе!» — вспоминала Леонтьева.

К сожалению, обоих участников этой романтической истории уже нет в живых. Мы позвонили вдове Булата Окуджавы — Ольге Владимировне:

— Я знаю об этой истории, но не совсем так, как в воспоминаниях Валентины Леонтьевой. С воспоминаниями так бывает — они вдруг выходят из-под контроля. Нам домой звонила не Валентина, а дама с телевидения. Она очень-очень просила пойти — мол, ради Валентины Михайловны, которая его ждет и мечтает увидеть. Кажется это было ее 70-летие. И мы пошли, хотя Булат, понимая, что его зовут как свадебного генерала, чувствовал себя неловко. К тому же он был не совсем здоров… Нас усадили в первый ряд. Валентина со сцены говорила замечательные слова о нем и потом спустилась и его поцеловала…

Конечно, имя Вали Леонтьевой было дорогим сердцу каждого в нашей стране, и она действительно была человеком безупречным, с высокими принципами. Но… она ведь была женщиной. А значит, помнила все свои влюбленности до последнего вздоха. Булат Шалвович очень уважал Валю и, конечно же, помнил историю их знакомства и мне ее рассказывал. Отчего нет? Это случилось задолго до того, как в его жизни появилась я. Может, Булат и был увлечен, по крайней мере вспоминал Валю он с симпатией: как провожал ее до дома в первый вечер их знакомства, как они долго стояли в подъезде, но домой он к ней так и не зашел. Но то, что Булат посвятил Валентине стихо­творение, для меня сюрприз! Я все стихи его знаю, а такого не помню.

Булат Окуджава познакомился с Валентиной Леонтьевой, конечно же, на Арбате, но роман не получился.
Фото: RUSSIAN LOOK

Прямая речь

Племянница Леонтьевой Наталья:

«Тетя Валя сама внушила сыну Мите, что недостаточно его любила»

«Комсомолка» вспоминала о драматических взаимоотношениях Валентины Михайловны с ее сыном.

— Как же так получилось, что тетя Валя, которую вся страна знала как доброго и чуткого человека, не сумела сохранить любовь своего единственного сына Дмитрия?

— Я думаю, что Митя все же очень любил и до сих пор любит свою маму. Но это действительно трагическая сторона ее светлой жизни. Да, так сложилось, что Валентина Михайловна посвятила себя работе на телевидении. Но отдавая душевное тепло многим людям, она ужасно мучилась тем, что мало уделяет времени Мите. Но это ей только казалось. Я же была с ней рядом и знаю, что это совсем не так. Ее щедрого тепла хватало с избытком на всю семью, а уж на сына — тем более. Но страдая из-за чувства вины, чувства, ею самою придуманного, она искренне в него поверила. Поверила настолько, что каялась в этом и перед Митей. Он, прекрасный мальчик, росший в благополучной атмосфере любви, просто не знал, как бывает в жизни. Тут надо помнить, что Митя — поздний и единственный ребенок! Это многое объясняет. Ему постепенно стало казаться, что мама действительно должна заниматься только им. Это и породило Митину ревность к работе, к всенародной любви. Нарастая как снежный ком, его недовольство переросло в отчуждение, и это очень ранило Валентину Михайловну. Может, именно из-за этой придуманной вины она и не вышла позже замуж, хотя ведь была очень красивой и любящей женщиной. В конце концов она смирилась с тем, что ее разлад с сыном — расплата за трепетное отношение к своему призванию.