Юрмала снова принимает на своей земле московских звезд. Впрочем, некоторые даже и не уезжали после «Новой волны». Дело в том, что сегодня ночью тут стартует «Неделя высокого юмора», в рамках которой проект Comedy Club будет праздновать свое 10-летие (правда, зрителям ТНТ эти шоу покажут только в сентябре). Сюда уже прилетели все без исключения резиденты Comedy и отечественные знаменитости: Ксения Собчак с Максимом Виторганом, Наташа Королева с Тарзаном и многие-многие другие… В первый же день фестиваля похвастаться своими достижениями решил Сергей Светлаков, который совсем недавно стал дважды отцом и – во второй раз женился, обошлось, правда, без пышных торжеств. Но хвастался он далеко не этим. Сегодня в столице Латвии — Риге — Сергей презентовал сразу три своих новых фильма: «Елки-3», «Скорый «Москва – Россия» и ленту «Горько!». После презентации, на которой присутствовали местные поклонники артиста, журналисты и друзья Светлакова (Миша Галустян, Гарик Мартиросян, Александр Незлобин…), Сергей согласился ответить на несколько наших вопросов.

— Ну и как вам реакция публики?

— Аудитория, на мой взгляд, отличная. Она четко показывает, чего ждать. Вы сами видели, что все три проекта заканчивались аплодисментами в общей части зала. Все три проекта абсолютно разные, направленные на широкую аудиторию, но с разными посылами, с разной степенью дерзости, с разным представлением о России, о семье и так далее… «Елки-3» — это чисто семейная история. Я верю, знаю, что это будет успех! Потому что это полюбившиеся герои, это продолжение истории, возможно, — концовка этой истории. Поэтому я за эту ленту в меньшей степени переживаю. Там есть и юмор, и лирические моменты, есть ощущение Нового года, есть тот посыл, после которого люди пойдут за подарками, мандаринами, с этого, может быть, и начнется ощущение Нового года. Про второй фильм… «Скорый «Москва – Россия» — это судьбоносный для меня проект. И здесь планка для меня очень сильно поднята. Это фильм, который я начал с точки «ноль». Начал с идеи. Мы с Игорем Волошиным и со сценаристом Денисом Радиминым, который писал «Бумер» и был причастен ко множеству других кинолент, здесь, в Риге, Юрмале начали писать фильм, который был бы и смешной, и интересный, и такой, чтобы его можно было показать иностранцам – в Америке, в Европе. Современное ощущение нашей страны. Там есть взгляд меня как главного героя, который живет в этой стране и который видит и смешное, и настоящее, и душевное – всю палитру чувств. Плюс – американка, настоящая голливудская актриса, которая все видит со стороны. Это путешествие через всю страну — с интригами, с экшеном, с большим количеством юмора, который я черпал из своей жизни и жизни своих друзей, чтобы все было органично и походило на реальную жизнь. Это такой судьбоносный проект, в котором я присутствую на всех стадиях. Это высокая планка, я в ответе за все. Или пан, или пропал. Но я верю, потому что такого количества талантливых людей, которое меня окружало в этом проекте, у меня не было никогда… Еще одно детище, надеюсь, тоже будет принято широкой аудиторией. «Горько!» — фильм о свадьбе, точнее даже, о двух свадьбах одних и тех же людей, которые в связи обстоятельствами должны сложиться в один день. Так, как видят это родители и старшее поколение. И так, как видят это молодые, как они хотят этого. Это такой экскурс из реальной жизни о том, как все это могло бы быть. Здесь есть и смех, и слезы, есть ощущение нашей страны… Там есть все! Я очень верю в это кино. И мы уже сейчас начали писать «Горько!-2». Мы пребываем в полной уверенности, что у кино будет широкий зритель, который скажет, что это — народных хит. Это будет диск, который будут крутить в поездах, у дальнобойщиков, в аэропорту, который будут показывать по праздникам по телевизионным каналам. Абсолютное точное попадание – даже не в русский менталитет, а в «менталитет праздника» под названием «свадьба». Надеюсь, она и у меня будет, но только по другому сценарию. Думаю, что так весело, как фильме, у меня не получится.

— То есть фильм «Горько!» нельзя назвать репетицией вашей реальной свадьбы?

— Надеюсь, что я сделаю выводы из этого фильма… Вообще, у меня не было свадьбы, как таковой. Поэтому это дело будущего. Я надеюсь, что все мои друзья еще соберутся и скоро мне скажут: «Горько!». Если честно, эти два фильма («Горько!» и «Скорый…». – Прим. авт.) — судьбоносные для меня, потому что они переплелись с моей реальной жизнью. Один фильм писался про свадьбу, и все происходило на свадьбе, и в моей жизни произошли эти события: я 20 дней назад женился. Также в фильме «Скорый «Москва — Россия» я выступил в роли жениха. И тогда я не знал, что это так скоро произойдет в моей жизни. И все это до рождения моего сына… Все это переплелось, потому что это все какие-то оттенки и в творчестве, и в моей жизни. Поэтому я счастлив и в творчестве, и в личной жизни, чем хочу с вами поделиться.

— Расскажите, каково вам сейчас с двумя детьми?

— Ну, с двумя детьми сложнее, чем с одним. А, говорят, что с тремя детьми проще, чем с двумя… После двух — открывается «детский шлюз», назовем его так, когда можно рожать и рожать. Самое главное – научиться справляться с двумя.

«ВМЕСТО СВАДЬБЫ – БУСЫ ИЗ ЭМОЦИЙ»

— Расскажите: неужели вы и правда назвали сына Иваном в честь Урганта?

— Есть в этом какая-то доля правды… Я не назвал конкретно в честь Вани Урганта. Но тех Иванов, которых я встречаю в своей жизни, — все они производят на меня положительные впечатления. Так получилось, по крайней мере, на моем пути: я не встретил ни одного Ивана неудачника или дебила. Плюс – накладывается наша история. Хоть имя и греческое, но оно пропитано чем-то русским. Славянским, олицетворением чего-то большого и сильного. И, соответственно, успешного, семейного, хорошего. И для нас, в России живущих, Иван – хорошая ассоциация, и для людей, живущих в другой стране, — они же не просто так называют всех русских Иванами. Это же не просто штамп. Это некое олицетворение. Имя «Иван Сергеевич» просто создано для какой-то таблички на каком-то кабинете… Для того чтобы не ссориться с женой, мы приняли решение, что если рождается девочка, то имя придумывает она, если мальчик – то я. Родился мальчик, и без каких-то вопросов – Иван Сергеевич.

— И все-таки – когда будет пышная свадьба с Антониной и где она пройдет?

— Это будет происходить везде по миру. Назовем это «бусами из эмоций». Это будет несколько небольших событий: одно большое я не запланировал. Но с друзьями мы постоянно собирались, и еще будем собираться. И семьями будем собираться. Только как в фильме «Горько!» — точно не будет! Нам хочется не большого, а точечного общения, с семьями — отдельно, с друзьями – отдельно. А где это будет происходить? Пока не знаю. Этот сценарий пока только пишется…

— Фильмы – это же ведь не только творчество, но еще и бизнес. Вы свои личные деньги вкладываете в свои собственные проекты?

— Там есть мои деньги, да. Там есть деньги инвесторов, есть и мои деньги, поэтому это для меня и творчество, и бизнес. Я по профессии — экономист на ЖД-транспорте, но занимаюсь юмором, телевидением, кино… Для меня это бизнес-идея на всю жизнь – объединить творчество и коммерцию, чтобы не было стыдно и чтобы на этом можно было еще и заработать. Если заработаю на этом – буду безумно счастлив, если нет – то сделаю все, чтобы мне не было стыдно. Чтобы эти фильмы можно было показывать своим детям. Внуки будут рассказывать: «Вот, у нас дедушка, когда был молодой, такие вещи делал, снимал, очень было интересно с ним общаться. А поехали к нему? Ему же сегодня 102 года!..»

— Вы уже показывали новоиспеченной супруге Антонине отрывки из своих новых фильмов?

— Конечно, она — первый зритель. Она мне многие вещи советует и порой (действительно даже!) исправления в фильмы приходится вносить…

— Какие, например?

— По фильму «Горько!» она говорила, что «вот здесь шутка работает, а вот тут – непонятно, что за персонажи на экране, поэтому за кадром нужно сказать, кто этот человек: представитель загса или дядя?». Я все эти вещи записываю, и они очень сильно пригождаются. Плюс – она очень много мне советует по продвижению фильма. Она этим занималась долгие годы, дошла до должности замдиректора крупной и успешной сети кинотеатров в Краснодаре. Поэтому все это знает профессионально. И составляет «движение фильма». У нас это в семье слилось. И, возможно, выльется в семейный бизнес. То есть я отвечаю за сценарий и производство, а она – полностью за продвижение и улучшение.

— При этом вы чуть ли не единственный человек, который не рекламирует свои проекты в социальных сетях, Твиттере, Фейсбуке..

— Не скажу, что я противник Интернета. Но чем больше «натурального» в моей жизни, тем лучше. Поэтому я и делаю реальные презентации по всей России. Мне важно услышать, о чем вы спрашиваете, услышать, где люди аплодируют, где не аплодируют, что их не устраивает. Это момент живой работы. Я должен видеть человека и слышать человека. А понять в Интернете, где правдивые слова, а где нет, где задр…т недовольно чего-то пишет… Я не пойму, сколько таких людей в нашей стране! Живое общение – оно отличается, хотя мой герой в «Скором…» — как раз активный пользователь Интернета. Его мечта — стать популярным, снять какой-то сюжет о России с самым большим количеством просмотров — о том, что происходит, снять или искусственно сделать что-то такое, чтобы стать популярным не только в Интернете, но и во всем мире. Такие прецеденты есть – с какими-то песнями, достаточно просто поскакать (изображает «лошадку», которую придумал певец Psy. – Прим. авт.). Это чудо! Это такие вещи, которые происходят в жизни, и хорошо, что они происходят… Сам я в Интернете нечасто появляюсь, потому что не очень хочу делиться своей личной жизнью, а это людей, к сожалению, интересует в первую очередь, а вовсе не творчество.