Оксана Гайдай приехала в Иркутск из Москвы. Первым делом она отправилась туда, где когда-то жил ее отец. Но тут ее ждало большое разочарование. Дом по улице Касьянова, 35, давно уже стал яблоком раздора между родственниками режиссера и большой проблемой администрации и неравнодушных горожан. Сейчас в нем живет семья мигрантов из ближнего зарубежья.

— Я прошла по тропинке к дому, по поселку, – рассказывает Оксана. – Удивительно, но все тут осталось прежним, правда, дорожку заасфальтировали. А вот дом… Он теперь в ужасном состоянии. Досадно, что никто этого даже не видит…

Корреспонденты «Комсомолки» к 90-летнему юбилею режиссера в январе 2013 года уже ездили посмотреть, что же происходит с родовым поместьем Леонида Гайдая. Покосившийся забор, обшарпанное деревянное строение, мусор повсюду! Такую картину застали мы. О том, что здесь жил режиссер, напоминала лишь небольшая мемориальная доска, почти полностью закрытая деревьями, да еще металлическая табличка на калитке: «Для писем и газет. Получатель Н. Гайдай». А дверь журналистам открыли тогда приезжие из ближнего зарубежья.

Это же подтверждает и автор книги «Леонид Гайдай. Иркутские страницы» Владимир Березин, который был вместе с Оксаной Гайдай на улице Касьянова, 35.

— Это просто ужасно, там бегают какие-то дети, и ничего нельзя поделать! — говорит он.

Дочь Леонида Гайдая в Иркутске.
Фото: Дмитрий НИСИФОРОВ

— Оксана Леонидовна, а откуда там взялись гастарбайтеры? – спросили корреспонденты «КП» на встрече с дочерью режиссера.

— Знаю, что дом сдает Вера, племянница папы, а вот кому – не могу сказать. Об этом мне ничего неизвестно, — пояснила Оксана.

Через полгода после юбилея Леонида Гайдая, в мае, в интернете появились объявления о том, что дом на улице Касьянова, 35, опять сдается. Риэлторы просили 7 тысяч рублей за проживание в нем. Не исключено, что предыдущие съемщики задолжали за аренду и теперь их выселяли.

— А как вообще получилось, что дом довели до такого состояния?

— В наследство его получила моя мама — Нина Гребешкова, Вера и племянник папы Костя. Мы с мамой живем далеко, поэтому отказались от своей доли в пользу идеи создать там папин музей. И вроде как эту задумку поддержали власти, но вот у Кости и Веры другие планы. Они не особо ладят и теперь не могут между собой договориться, да и не пытаются. Видите ли, люди ведь разные бывают, у каждого свои интересы. Мы с родственниками папы тоже много лет уже не можем договориться.

В доме Леонида Иовича действительно хотели создать музей. Но задумка так и не сдвинулась с мертвой точки. Вера Гайдай попросила за свои квадратные метры три квартиры, а Константин и вовсе живет там.

— Но может быть музей никому и не нужен, – размышляет Оксана.  – Обидно.

Но в Иркутске все-таки не забывают великого советского режиссера Леонида Гайдая. Хоть из родового гнезда так и не получилось музея, в октябре 2012 года на площади у цирка ему поставили памятник.

— К сожалению, мы с мамой не смогли присутствовать на открытии. Но теперь у меня все-таки появилась возможность увидеть скульптуры вживую. Они просто великолепны! — восхищается Оксана. – Стоит отметить, что люди там любят собираться и фотографироваться. Это очень приятно.

Оксана Гайдай обещала еще не раз вернуться в Иркутск.

Мэрия Иркутска о сложившейся ситуации в курсе. Чиновники пытались воздействовать со своей стороны на родственников режиссера, но дело с мертвой точки до сих по не сдвинулось.

— Проблема существует уже не первый день, но мы до сих пор не оставляем попыток договориться с владельцами дома и собираемся основать в нем музей Леонида Гайдая, — обнадежили в управлении культуры администрации города Иркутска. — Двое наследников уже пошли к нам навстречу, но вот с одним компромисс найти никак не получается.