Это было ужасно любопытно – что такого расскажет Сергей Александрович начинающим актерам. Будет ли вспоминать, как снимал «Ассу»? Или «Анну Каренину», «Черную розу, эмблему печали…»? Фильм «Чужая Белая и Рябой»? Наверняка его сто раз спросят про секрет успеха, и Соловьев будет сгонять невольную досаду с лица, потому что ну сколько можно задавать такие глупые вопросы. Потом начинающие симпатичные актрисы будут просить телефончик и вручать ему свои портфольные фотки. А он будет вежливо интересоваться, где барышня снималась, а выйдя за дверь тут же забудет обо всем.

Из всего перечисленного сбылись только сто вопросов про успех. Ах да, ну и фоток пачечку он все-таки с собой унес.А то, что он говорил, мы прилежно записывали.

  • Талантливых я вижу сразу – у таких во лбу звезда горит. И их надо беречь. Потому что профессиональная сфера – тупая и косная.
  • Выживаемость – главная проблема для актера. Главный вопрос для вас – что будет с вами дальше. А что сами сделаете, то и будет. Потому что никому вы не нужны! Никто ничего вам не подарит.
  • Престиж режиссерской профессии испарился. У хорошего режиссера и у актера должно быть особое отношение к жизни. Дурак ничего кроме дурацкого не выдает.
  • Про абитуриентов. Часто приходят серые у скучные люди, для которых и какая-нибудь «Анжелика, маркиза хренангелов» интеллектуальный шедевр. А бывает и так: спросишь его, ты какое кино любишь, а он такого перечислит, что и не слышал никогда! В мое время вторых было больше.
  • В кино идет безумная борьба за миллионы бездарей, у которых в башке – ничего, зато в кармане завалялись три сотни. И вся сила и мощь кинематографа направлена на то, чтобы отобрать эти три сотни. Я и сам борюсь, конечно, за них, но это безумие.
  • Обиднее всего, что эта хрень, которую мы построили, оплачена человеческими жизнями.
  • Я знавал фильмы, снятые за три рубля, и они завораживали концентрацией серого вещества.
  • Я не доверяю «развивающимся» художникам, которые говорят: «Щас сниму такое, чтобы было абсолютно не похоже на мои прошлые фильмы!». Это как если бы Шостакович  после 15-й симфонии собрался писать канкан. Идиотизм же!
  • Ищите истории, они под ногами. Феллини как-то сказал: «У меня в плече зуд, если я не стырю что плохо лежит», но у таланта подобранный пустяк превращается в целый новый мир. Вокруг страна, наполненная фантастического класса историями – их, может, я не знаю и Никита (Михалков – прим. КП) не знает, а вы их знаете. Это жизнь любого близкого вам человека.  
  • Видели «Аталанту» Жана Виго? Там Мишель Симон – невероятный. А Виго было всего 29 лет.
  • С кино можно заработать страшные деньги, сравнимые с хорошим нефтяным холдингом. Но кино с Мишелем Симоном – это другая история. Это песня для придурков и сумасшедших. Искусством вообще занимаются только придурки. Если вы за деньгами – спрашивайте советов у финансистов-экономистов. А я могу вам дать только эту придурошную методологию.
  • Зато у нас, дураков, в запасе вечность. А надо денег – мы возьмем. Украдем, в конце концов! У нас есть навык!
  • Видели «Похитители велосипедов»? Это кино и $10 тысяч не стоило. А его посмотрели все нормальные люди. А потому что настоящее кино – это история не о том, как развести пьяного олигарха. Это о том, где взять велосипед. 
  • Страшно важно, с кем вы общаетесь. Учитесь у невероятных людей. Жан Габен, Антониони… сколько в них ума и таланта. И отсутствие систем. Чем больше вы этих систем наберете, тем более тяжелый и печальный груз вы будете из себя представлять. Боюсь, конечно, вам навредить своими советами.
  • Говорите, что не состоялся бы Олег Ефремов без Аджубея, а Любимов без Целиковской? Неправда. Сначала они стали теми, кто они есть, а уж потом все остальное. Поверьте, когда вы что-то начнете делать, у вас появится куча Целиковских и Аджубеев! Куча тех, кого уже тошнит от икры и скуки – им все осточертело и хочется нового. Делайте сами и все будет. Самими себя надо двигать.  
  • Мы идиоты, что не смогли защитить свой советский кинематограф! Да-да, я про себя говорю: мы его профукали. Сейчас я смотрю «Иван Бровкин на целине» (казалось бы!) – а чудесно ведь сделано! 
  • Глупее всего орать: «Давайте делать как в Голливуде, только круче!» — так только дебил может сказать. Они там тоже все в погоне за тремя сотнями. Надо раз и навсегда бросить соревноваться с Голливудом. Забыть про это.
  • Однажды в Москве мы напились с Ричардом Гиром. Потом поехали в Питер, а там было еще больше водки. Ричард понял, что надо спасать печень и записался на экскурсию в Пушкинский дом на Мойке. Наслушался всего о Пушкине, о Гончаровой, о Дантесе, испытал культурный стресс и размечтался сыграть Пушкина в кино. Мы с ним всерьез вознамерились снять фильм и встретились с одним голливудским продюсером. Тот выслушал и говорит: «Куда ты лезешь, Ричард! Пушкин был негр! Его должен играть Майкл Джексон». У меня аж трусы вспотели! Так что они там бараны покруче нас.
  • Искусство состоит не из соображений по поводу искусства, а из живой плоти. А мы демагогию сделали профессией.
  • Я боюсь кино «больших мыслей». И боюсь актеров, которые мне говорят: «Давай, старик, подумаем, что мы будем играть». Екарный бабай! Ты текст выучи! А с остальным я разберусь.
  • Иногда подумаешь, какие ошеломительные перемены времени – культ личности, оттепель, эпоха отморозков, строительство капиталистической демократии… а ведь все это демагогия. Люди – те же.
  • Смоктуновский – гений. Это все знают. А ведь до 40 лет он был никто и звать никак, играл хрень всякую. А потом сыграл Идиота, и уже не выходил из высшего ранга. Вот такая причудливая профессия. А вы говорите, секрет успеха.
  • Я все никак с прежними авантюрами разобраться не могу, поэтому о новых пока не распространяюсь.
  • Пока вы в тренде и формате – вы в ж**е. Если не хотите там сидеть до конца дней – вылезайте из формата!