Однажды в любой организации все равно будет «пиарщик» – он или появится (если речь об адекватном специалисте), или заведется, как заводятся тараканы (если он появится аномальным путем – по описанной здесь схеме. Он может быть штатным сотрудником или внешним консультантом, мужчиной или женщиной, гламурно-лощеным или хипповато-расслабленным – вариантов тьма. Но в любом случае его придется использовать, если вы работодатель, или с ним придется уживаться как с сослуживцем.

Из него придется добывать информацию, если вы журналист, и эта организация вам интересна.

Поэтому нелишним будет выработать свою собственную стратегию взаимодействия с PR-специалистом, которая поможет не стать марионеткой в чужих руках, и, если есть желание, использовать пиар-активности в своих целях. Для этого, правда, придется немного потрудиться – провести разведку боем и понять, с кем имеешь дело. Благо, возможностей для этого сейчас хоть отбавляй. Элементарный  интернет-поиск плюс разведка в соцсетях плюс общение со знакомыми PR/HR-спецами (при наличии таковых) позволяет получить базовое представление о предмете исследования. Ну, и, конечно, для диагностики можно использовать перечисленные в прошлой колонке   о 10 признаках отличного пиарщика.

В конечном итоге по результатам такого экспресс-исследования вырисуется некто, чьи личностно-профессиональные характеристики находятся в диапазоне между этими экстремумами:

— профессионал – случайный человек в профессии

— именитая «звезда» – зеленый новичок

— человек системы – свободный художник

— усталый служака – энтузиаст

— закостенелый всезнайка – вечный ученик

— «западник» – «совок»

— хам – интеллигент

— «организатор» – «креативщик»

— мошенник – честный человек и т.п.

Сразу подчеркну: не воспринимайте эти экстремумы в системе координат «плохо/хорошо». Потому что разным организациям на разных этапах жизненного цикла надо по-разному выстраивать управление своей репутацией. Просто примите их, как данность, и перейдите ко второму этапу – определению своих целей в PR-сфере.

А они могут быть опять же разнообразными. Если вы тяготеете к публичности, предложите PR-специалисту рассмотреть вашу кандидатуру в качестве спикера организации. Это помогает правильно себя позиционировать на рынке труда и радует членов семьи – особенно родителей.  Если публичность вас не радует и не обязательна для вашего рода занятий, то PR-активности можно успешно использовать для достижения целей в своей профессиональной сфере. Например, укрепления позиций подопечных брендов, мотивации подчиненных, разрешения кризисных ситуаций.  Собственно, достижения тех KPI, от которых зависит денежное вознаграждение за ударный труд во благо организации.

Если вы «акула пера», то тут угол зрения немного другой, но логика та же. Нужно понять, насколько интересным ньюсмейкером является организация и насколько жизненно нужна для эффективного выполнения ваших профессиональных обязанностей официозная и инсайдерская информация о ней.

После этого – третий и последний подготовительный этап перед выбором стратегии:  попытка понять, насколько типаж «вашего» PR-специалиста подходит для достижения поставленных целей. Потому что «западник»/человек системы будет жестко следовать корпоративным политикам процедурам и не даст вам использовать статус уполномоченного спикера в карьерных целях, даже если эти цели помогают в достижении общих целей организации. «Зеленый новичок» не поможет улучшить KPI. От «криэйтора» не стоит ожидать педантичного согласования текста вашего комментария – он может об этом преспокойно забыть. Усталый служака будет делиться инсайдом с журналистами только накануне увольнения. И, наконец, внешний консультант, как правило, больше склонен использовать сотрудников  клиентской организации вслепую – в том числе, в весьма циничных комбинациях, проворачиваемых с согласия собственника.

Соответственно, от этих простых житейских размышлений и надо отталкиваться, вырабатывая стратегию взаимодействия. В любом случае, надо оставаться в рамках приличий. И если вам не попался волею несправедливой судьбы абсолютный неадекват, добрые отношения с PR-специалистом можно применить во благо. Оперативно давайте интересные комментарии и учитесь выступать публично по существу – и светлое спикерское будущее обеспечено. Или не учитесь, а честно рассказывайте о репутационных рисках и потребностях своей сферы компетенции, и ищите вместе с «пиарщиком» пути исправления ситуации. Если вы журналист, то соблюдайте правила профессиональной этики и помните, что PR-cпец не должен быть всеобщим любимцем, и все будет нормально.

Но вот в случае однозначно диагностированной неадекватности «пиарщика» (подготовка комментария сослуживца без согласования, неумение реально помочь в кризисной ситуации, офисные «подставы» и т.п.), постарайтесь свести общение с ним к минимуму. Опять же, возможностей для этого достаточно: пока в организации нет должностной инструкции, в которой вечным пером записано ваше обязательство участвовать в бизнес-процессе «управление репутацией», больно бить никто не будет. А таких инструкций нет почти нигде. И точно так же можно, будучи журналистом, обойтись без откровенно невменяемых «источников», найдя альтернативу в этой же организации или у экспертного сообщества.

Только постарайтесь избежать открытого конфликта. PR-спец встречаются злые и с плохой памятью. Отомстят – забудут – еще раз отомстят.  А это уже больно, потому что, как я уже писала, ссориться со специалистами по тонким материям («пиарщиками», психотерапевтами, адвокатами) могут только люди с суицидальными наклонностями.

P.S. Ссылки на предыдущие колонки приведены не из желания похвастаться и увеличить их читаемостьJ, а чтобы не повторяться.