Допустить до конкурса кино, малодушно отвергнутое «Кинотавром» (хотя, говорят, не бесспорно) и ММКФ, было смелостью со стороны выборгского фестиваля, за что ему огромное спасибо.

Картину сняли Сергей Тарамаев и Любовь Львова. Сценарий написали тоже они. Уже после просмотра я, балда, выяснила, что оба они ученики Петра Фоменко. Ну а чьи же еще? Эти люди нарушили абсолютно все правила и запреты. Все, какие только можно. Сняли кино про однополую любовь (да, звучит отвратительно, но не потому что «фи, это про геев», а потому что любовь к полу особого отношения вообще-то не имеет), с матом, водкой (хотя водку вроде не запрещают) и наркотиками. Но самое главное преступление — то, что это отличное, потрясающе талантливое кино. В общем, они сделали все, чтобы их картина никогда не вышла в отечественный прокат. И в этом им очень помогли актеры: Алексей Франдетти, Евгений Ткачук, Владимир Мишуков, Дмитрий Мухамадеев, Андрей Цымбалов, Александр Алексеевский, Игорь Войноровский, Валерий Ткачук, Сергей Дорофеев, Ниталия Павленкова. Хочется, чтобы жюри придумало для «Зимнего пути» хотя бы какую-то номинацию — типа «шок — это по-нашему», потому выиграть ему не дадут, но и игнорировать такое кино невозможно.

В общих чертах история вот о чем. Студент консерватории Эрик репетирует для конкурса песенный цикл Шуберта «Зимний путь». Поет вяло, получает нагоняй, потом в тошной апатии едет домой в автобусе. В том же автобусе какой-то отморозок Леха избивает человека, отбирает у безучастного ко всему Эрика телефон с наушниками, тот подбирает оброненный Лехой кастет в виде ящера, потом напивается, но не потому что ограбили, а потому что тошно и потому что «люди любят себя по-всякому убивать, чтобы не мертветь».

Наутро Эрику звонит бойфренд, напарывается, естественно, на Леху, который позже перезванивает, чтобы получить обратно свой замысловатый кастет. Отморозка зовут в гости и начинаются странные, невозможные отношения Эрика и Лехи. Собственно, и влюбляется музыкант в отморозка тоже, чтоб «не мертветь». Шуберт теперь поется так хорошо, что совершеннейший скот Леха плачет и в целом обнаруживает в себе эстета. Но несмотря на очевидную провокацию сильных зрительских эмоций, кино ни разу, ни одним своим кадром не «пошлит» и не фальшивит, хотя к реальности, как и к певцу Эрику Курмангалиеву, отношения не имеет. Эта абсолютно вымышленная история до ужаса осязаема, она развивается по совершенно неумолимым законам и кончается должным образом — смертью.

— Другого финала быть и не могло, ни в какой Бомбей никто бы не улетел, — слишком много здесь запретов. Внешних и, главное, внутренних, — сказал «Комсомолке» Леха — завораживающе талантливый актер Евгений Ткачук.