Свой юбилей Владимир Петрович решил отпраздновать в рабочей обстановке. Лето в столице не задалось, вот он и отправился в последние деньки августа в Геленджик на фестиваль юмора и эстрады в качестве жюри вместе с Аркадием Аркановым и Симоном Осиашвили:- Нас впрягли в тройной юбилей, — говорит Владимир Вишневский. — Сумма  на троих ассоциирует с одиозной дозой спиртного «на грудь»… Но мы не теряем трезвого расчета выступить – как всегда, с «бисовками»…

— Есть убеждение, что главное в жизни — это впечатления. Сразу вспоминается Ваше одностишье: «Вы дороги мне лишь как Впечатленье…». Впечатление, вдохновение… Все это где-то рядом? Понимаю, что была масса, но может быть вспомните ярчайшее, возможно, жизнь перевернувшее?

— Ну на то оно и ярчайшее, чтобы оставаться тайным и необнародуемым…  И не одно.  «Проговариваюсь» я обычно  в стихах…  Так родились, как  вспышки «впечатлений» такие — из классически цитируемых, например,   моностихи, как «Все больше людей нашу тайну  хранит…», «Се – чудо жизни: женщина впускает…», «Жить надо так, чтоб не сказали «Помер»…   Из   периода   «Позднего Впечатлянса» не хотелось бы соответствовать  своему   же «Как  раз вот нас Вы недовпечатлили!..»   И – особенно – этому «Мне  все уже достаточно  представить…»  И – довольно одностиший (Опять вот меня втравили!.. Хотя и не мне от этого  отнекиваться…)

Я все еще могу  впечатлиться до слез.  Могу  заплакать, столкнувшись с высоким искусством,  когда это не холодный  профессионализм, а – «почва и судьба»,  сквозь кишки свои пропущено… Помню, как  буквально зарыдал,   когда увидел,  что делает с публикой  пуэрториканский   незрячий певец-инвалид и при этом музыкант-виртуоз  Хосе Фелисиано.

Не так  давно записал  в своем сетевом  дневнике: в мире, где стало только больше людей  с ограниченными  возможностями, непозволительная  роскошь – быть моральным уродом. Но многие, ничего,-  справляются…

— Вы как-то сказали: «Мне в жизни никогда ничего легко не давалось», говоря в том числе и о том, что поздно стали семьянином и папой (считаете себя «сумасшедшим папашей»). Вы заметили, что многие сейчас не торопятся заводить семьи? Как оцениваете это?

— Сегодня  столько стало форматов  бытия — каждый волен выбирать свой и по себе…Не хочу никого оценивать. Знаете, не мне нравоучать  и «служить примером». Да,  у меня все происходило  позже, чем у нормальных людей, но – происходило слава Богу…Так что, по своей традиции уклонюсь от ответа с помощью стихов (двустишие-то оказалось  слегка пророческим – и не из лирического героя)

Как поздно я в России стал отцом!..

Осколково уже мне не увидеть…

— Один из ваших поклонников так выразился о Вашем творчестве: «Не занудно. Удобночитаемо. Нравится». Насчет первого. Не знаю, почему, но вспомнился актер Луи де Фюнес — один из культовых, величайших комиков в жизни был и величайшим занудой. Может быть это неотъемлемая черта таланта? Какой Вы в жизни?

— Занудство  у меня  есть, с чем я пытаюсь доныне бороться, не всегда успешно… Но  сегодня типажные   штампы уже не работают.  Кому-то хочется  в сердцах сказать:  старик, ты не так гениален, чтобы вести себя столь рассеянно!..  Моего же скромного – это я без кокетства –дарования  хватает и на то, чтобы пунктуальным быть, и даже тупо обязательным… Что дико удивляет людей!.. Как говорится (мною же): «А  был бы я гений, вы б меня до сих пор тут ждали, под часами!..»

— Да не осудят меня современные поэты, но, пожалуй, я ничего нового не открою, сказав, что сегодняшняя поэзия все больше походит на стихоплетство. Молодежи высокая поэзия скучна. Широкой публикой признаны единицы (не говорю о поэтах, почитаемых в камерных кругах). Как по-Вашему, уйдет ли этот жанр в прошлое (помните, какую судьбу с появлением кино предрекали театру, теперь телевидению с появлением Интернета, бумажным книгам с появлением электронных). Нужна ли теперь людям (большой массе людей) поэзия?

— Решительно  не соглашусь. Даже не   боясь   обвинений пафосе, повторюсь:  в  России всегда будет нужна  поэзия, сама  ее мистическая «территория», это единое аварийное пространство бурлит и пульсирует соками поэзии… И с чего  вы взяли, что нет новых хороших поэтов?.. Да их почти «полно»!.. Это я говорю и как член жюри ежегодного конкурса «Поэт  года», и как участник и, главное, зритель программы «Вслух» на «Культуре»… И т.н. сетевая поэзия только подтверждает. Вот я, например, открыл для себя хорошую поэтессу, вернее, поэта Яну Акулинину– это имя  стоит запомнить. Впрочем, каждый  может  назвать свои имена – и будет прав…

С божьем даром себя не смешиваю,

уж не стать мне божителем новым,

не пророк я, но и не посмешище,-

все, я выдохнул –

просто менеджер

по работе со Словом.

— Вы гастролируете с выступлениями по миру, знакомы с предпочтениями иностранной публики. Недавно говорила с Юлием Гусманом, который когда-то вместе с Александром Масляковым поехал в США и пытался привить КВН русско-язычной, но воспитанной в Америке молодежи. Вышел юмор уровня третьего класса и проект не состоялся. Какие Вы видите различия между отечественным и зарубежным юмором, сатирой? Что «заходит» у нас и никогда не будет понято у них?

— Ну, давайте  различать… Мы выступаем все же перед русскоязычной публикой, людьми с разным стажем эмиграции, которые уже могут не ловить каких-то здешних  актуальных деталей и примет(хотя сегодня, благодаря интернету  это сглаживается) А многие, уехав, с  удовольствием  «отстали» от  нашенской жизни  и прекрасно себя чувствуют…Но выступления наши проходят, как правило, с успехом, особенно в братском Израиле,  где, как застолбил  Высоцкий, «на четверть  бывший наш народ»…

Что до  т.н. «различий  между отечественным и зарубежным юмором» , то это, повторюсь, так сказать, никого  не обижая, полярные  миры, небо и земля… Может, схематизирую, но еще вчера западные люди склонны  были смеяться, демонстрируя здоровые десны, над простыми  вещами – «в штанах\без штанов», желательно с видом на голую задницу, а там и   «тортом в рожу»… Нет, осекаю себя, что я, есть, конечно, на «Западе» и более качественные стандарты!.. Наш юмор плоть от плоти   уникальной  и мистической российской жизни.   Как   сказал  его классик  Жванецкий, наш юмор непереводим, как наши беды. (Кстати, его  недавний шедевр  звучит примерно так: патриотизм  четкое, хорошо аргументированное обоснование  того, почему мы должны жить хуже других…)

Пример куда скромнее, из «себя»…  Строфа, неизменно встречающая  бурное понимание и  в столице, и в провинции: «Дождик  льет  — хорошо небосводу.  Светит месяц – ему хорошо. Нам вернули горячую воду. Значит,  лето на  убыль пошло. (На  ущерб..) «Скажите, в какой западной, «нормальной»  стране оно будет  понятно?..

— Как Вы относитесь к современным поэтам-песенникам? Кто-то считает поэтессой Земфиру и Сашу Васильева из Сплина, кто-то нет, кто-то признает только Митяева и Розенбаума, кто-то Шевчука и наоборот… А как по-Вашему? Кого Вы считаете поэтами? Не хотите ли сами песню сложить?

— К хорошим поэтам-песенникам –хорошо… Критиковать никого не буду, не надейтесь…  Да и со временем становишься терпимее, избавляешься от эстетского максимализма. Хотя и не от вкуса, конечно… Но – «пусть цветет сто цветов», как говаривал председатель Мао…  И  вот что важно. Такие противоположности, как названные Шевчук и Розенбаум, таланты по умолчанию, потому  и считаются живыми  классиками, что  добились полного    соответствия  себе, самоадекватности и мгновенной   стилевой узнаваемости…   Митяева я просто   люблю. Я, вообще, ценю поющих себя поэтов. Например, Тимура Шаова несравненного. Из новых людей  мне очень нравится молодой Ромарио, автор  хита «У твоей  Москвы и его Невы стало  общее  что-то…» Его лучшие песни   как  глоток кислорода… У меня было несколько  песен – и для театра, и вообще…Их исполняли известные артисты – Караченцов, например – а создавались они кем-то  на уже готовые мои  стихи… Специально песенных текстов я  за редким  исключением не писал. Не мое это… Тем больше ценю  это   как  чье-то отдельное  искусство..

— Вы больше 10 лет снимаетесь в кино, не имея при этом актерского образования. Что для Вас эта работа, ведь за плечами два десятка картин?

—  Великая отдушина…  Но и не только. Мне просто однажды интересно попытаться реализовать подозреваемый в себе с детства  потенциал…Я захотел – и дал этому начаться.    Не употребляя  уже расхожего слова «адреналин»…   Я люблю  эту команду «Начали!» и – зачетное «Стоп,снято!..», кайфую, что  все получается, и меня хвалят, люблю  жить на съемках в гриме два-три дня, есть «кинокорм», и что-то свое записывать  в долгих перерывах…  Для меня  это «кайф процесса»,  с не всегда ясным  результатом. Приключение. Главное, я сознаю, что мне есть  куда возвращаться – мой кабинет…Где мне после всего лучше работается.  Я снимался у хороших режиссеров и – не пугайтесь! – в главных  ролях. Но  и  — там,надо признать, где не стоило бы этого делать… Сейчас я — тьфу-тьфу!- готовлюсь сыграть в одном громком проекте, о котором даже не имею права рассказывать…

— Какие у Вас отношения с Интернетом? Что он Вам дает? Серьезно ли относитесь?

— Не просто все более хорошие, а такие, без которых уже  и жизни не представить… Это  величайшее благо цивилизации, пусть не храм, но –Мастерская… Возможно, последняя территория свободы… Что я однажды защищал с «расстрельного» стула в программе «Культурная революция». Главное, чтобы нам не прописали «Интернет  без права переписки»…

— Вы делите Вашу жизнь на этапы? Планируете на большую перспективу? Воспринимаете ли юбилей как начало или конец очередной стези?

— Не делю…тем более  слово «этап» в России вызывает слишком определенные ассоциации. Самоцитата

…Всяк Бога активно

Смешит ( кто не нем)

Своим перспективным

Плани-ро-вань-ем…

А некоторые делают это профессионально – смешат Бога… И все же:

«…С утра затеплив outlook,

И напевая, и слагая,

Выпиливая и строгая, —

Прости, Господь, что глуп и глух,

Я все еще предполагаю!..»

«Мне поздно быть пессимистом» — это мой личный  штамп  для интервью…  Сегодня  храбриться не буду.  Могу вслух  поудивляться: и как я успел  столького не  успеть- по сравнению с  тем, для  чего был задуман?..